Музей - усадьба Абрамцево

 

«Деревня обняла меня, своим запахом молодых листьев и расцветающих кустов, своим пространством, своею... тишиною и спокойствием. Не умею объяснить тебе, какой мир пролился в мою душу!»

 

                    С.Т. Аксаков об усадьбе Абрамцево

 

  Главная страница 

Английское описание (EN)

Немецкое описание (DE)

Французское описание (FR)


Деревня Абрамково

О постройке дома

Усадьба при Аксакове

Очарование природой

Друзья и творчество

Уход Аксакова

Усадьба при Мамонтове

Вдохновение

Живопись

Архитектура

Поддержка традиций

Абрамцево в лицах

Контакты музея-заповедника "Абрамцево"

Слово о культуре

Новости

Интересные факты

Карта сайта

К началу раздела "Абрамцево в лицах"    

Аксаков Сергей Тимофеевич

Аксаков Сергей Тимофеевич (1791-1859), русский писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1856). В автобиографической книге «Семейная хроника» (1856) и «Детские годы Багрова-внука» (1858) панорама «усадебной» жизни кон. 18 в., формирование детской души, проникновенная поэзия природы. «Записки об уженье рыбы» (1847), «Записки ружейного охотника...» (1852).

Детство свое провел в привольных условиях патриархального барского житья в Оренбургской и Уфимской губерниях. В 30-х годах был в Москве сначала цензором — и очень взыскательным, — а потом инспектором и директором Межевого училища. Выйдя в отставку, продолжал жить в Москве, где его радушный и хлебосольный дом был притягательным центром для московской интеллигенции.

Писать и печататься начал рано, но почти вся его литературная деятельность вплоть до конца 40-х гг. была совершенно ничтожной по своему значению. Человек с консервативным складом натуры, Аксаков еще в юности, когда разгорелся спор между сторонниками карамзинской литературной реформы и поклонниками Шишкова, стал на сторону литературных староверов и писал в духе изжившего себя классицизма. Переводил сатиры Буало и комедии Мольера, печатал в журналах неуклюжие стихотворения и незначительные театральные и статейки. Все это целиком связано с литературными вкусами XVIII в. и стоит совершенно вне того литературного оживления, которое было вызвано тогда в русской литературе теоретическими спорами о романтизме и попытками творчества в романтическом роде. Ранняя продукция Аксакова не стоит ни в какой связи с его последующей работой. Только в небольшом произведении описательного характера "Буран" (1834) Аксаков показал свою способность к реалистическому письму.

Лишь в конце 40-х гг. начали выходить одно за другим те произведения Аксакова, на которых основано его большое литературное имя. Это были описания различного рода охот: "Записки об уженьи рыбы" (1847), "Записки ружейного охотника Оренбургской губернии" (1852) и "Рассказы и воспоминания охотника" (1855). Из них наиболее важна вторая книга. Первоначально Аксаков имел в виду охотников, которым он давал разные практические советы, но затем книги его заинтересовали гораздо более широкие круги читателей.

По типу своему охотничьи произведения Аксаков не являются чем-нибудь совершенно новым, а примыкают к определенной традиции, завершая длинный ряд переводных и оригинальных сочинений о звероловстве и рыболовстве, идущий еще от XVII в. (например "Книга для охотников" В. Левшина, "Егерская охота" Венцеславского, "Егерские записки" Патфайндера). Но книги Аксакова несравненно выше всего предшествовавшего в этом роде по своему художественному значению, по необыкновенной наблюдательности автора в области явлений живой и мертвой природы.

Ободренный большим успехом своих первых опытов в новом роде, Аксаков перешел к изображению помещичьего быта. В 1852 вышла его "Семейная хроника", в 1858 — "Детские годы Багрова-внука", продолжением которых являются "Воспоминания о Казанской гимназии" и "Литературные и театральные воспоминания". На первом месте среди всего написанного Аксаковым следует поставить "Семейную хронику", в которой наиболее ярко выразились особенности его дарования. Он рассказывает здесь о жизни двух поколений своих предков, помещиков восточной окраины. Те факты, которые Аксаков неоднократно слыхал в семейных рассказах и великолепно запомнил на всю жизнь благодаря своей исключительной памяти, он дополнил и расцветил своим воображением. Получилось своеобразное произведение, стоящее на грани между мемуарами и романом; ближе всего по типу "Семейная хроника" подходит к "Былому и думам" Герцена.

Рассказ Аксакова о быте помещиков XVIII в. является очень ценным историческим памятником, ценным не только по рассказываемым фактам, но и по самому их восприятию рассказчиком. Аксаков — носитель цельного, органически законченного классового миросозерцания. На мир он смотрит глазами обеспеченного помещика крепостной эпохи. У него нельзя найти никаких сомнений в законности того общественного строя, который ему самому доставлял привольные условия существования: Аксаков совершенно чужда какая бы то ни была форма "дворянского покаяния". О помещиках и крестьянах Аксаков повествует так же эпически спокойно, как и о птицах, рыбах и зверях. Сам лично человек добрый, неповинный ни в каких жестокостях, Аксаков однако совершенно невозмутимо рассказывает о безобразиях и насилиях патриархального усадебного быта, с которым он так неразделимо сросся. О своих Багровых и Куралесовых, деспотах и самодурах, он не забывает добавить, что они были хорошими хозяевами и что крестьяне долго сохраняли благодарную память о них.

Однако при всем благодушии восприятия старого быта, Аксаков не замалчивает и не утаивает его темных сторон, так что например Добролюбову его книги дали богатый арсенал оружия против крепостнического строя в его целом. Того нового, что несли с собою развивающиеся капиталистические отношения, Аксаков органически не принимал и все свои симпатии отдавал осужденным историей общественным отношениям. Продолжением "Семейной хроники" являются "Детские годы Багрова-внука" — интересное детальное свидетельство о том, как развивалась психика ребенка в условиях цельного патриархально-крепостнического строя.

В полной гармонии с содержанием книг Аксакова находится его стиль — этот бесхитростный, спокойный и ясный повествовательный стиль, так подходящий к ровному и неторопливому течению помещичьей жизни при докапиталистических отношениях. В литературе многократно давалось объяснение, что удивительный переход литературного старовера Аксаков к художественному реализму его последних произведений произошел под прямым личным влиянием Гоголя, с которым Аксаков был очень близок.

Аксаков занимает особое место в истории русской культуры не только благодаря своему замечательному литературному творчеству. Дом Аксаковых в течение многих десятилетий был центром притяжения для большого круга писателей, журналистов, ученых и театральных деятелей.

После того как Аксаковым было приобретено именье Абрамцево, частыми посетителями там стали: Н. В. Гоголь, И. С. Тургенев, С. П. Шевырев и многие, многие другие.

Сам Сергей Тимофеевич Аксаков, его супруга Ольга Семеновна и дети Константин Сергеевич, Иван Сергеевич, Вера Сергеевна Аксаковы создавали и поддерживали в своем доме, как атмосферу гостеприимства, так и высокий уровень интеллектуальных дискуссий.

«Русская литература чтит в нём лучшего из своих мемуаристов, незаменимого культурного бытописателя-историка, превосходного пейзажиста и наблюдателя жизни природы, наконец, классика языка» (А. Горнфельд)
 

 

 

© Все материалы сайта принадлежат правообладателям.
Копирование материалов разрешено только с условием обязательного размещения гиперссылки.