Музей - усадьба Абрамцево

 

«Деревня обняла меня, своим запахом молодых листьев и расцветающих кустов, своим пространством, своею... тишиною и спокойствием. Не умею объяснить тебе, какой мир пролился в мою душу!»

 

                    С.Т. Аксаков об усадьбе Абрамцево

 

  Главная страница 

Английское описание (EN)

Немецкое описание (DE)

Французское описание (FR)


Деревня Абрамково

О постройке дома

Усадьба при Аксакове

Очарование природой

Друзья и творчество

Уход Аксакова

Усадьба при Мамонтове

Вдохновение

Живопись

Архитектура

Поддержка традиций

Абрамцево в лицах

Контакты музея-заповедника "Абрамцево"

Слово о культуре

Новости

Интересные факты

Карта сайта

         Усадьба при Мамонтове

    Спустя 11 лет, весной 1870 года, усадьбу Аксаковых приобрел строитель ярославской железной дороги, любитель и покровитель искусства и театра, человек необычайной энергии — Савва Иванович Мамонтов (1841—1919).

     С этого момента начинается новый период расцвета усадьбы Абрамцево, переданной как бы по эстафете из рук страстного любителя театра Сергея Тимофеевича Аксакова в руки беззаветно проданного искусству и театру Савве Ивановичу Мамонтову.

     Но если вокруг С. Т. Аксакова группировался главным образом литературный круг, то возле С. И. Мамонтова создается особый «Абрамцевский», или «Мамонтовский», кружок из художников, артистов и музыкантов. В непринужденной атмосфере дома Мамонтовых свободно развивался их талант. Кружок объединяло общее стремление к совершенствованию русского национального искусства, опирающегося па народное творчество и его художественные традиции.

      Богато одаренный от природы, хорошо знающий музыку, обладающий прекрасным голосом, занимающийся скульптурой, Мамонтов приглашает в Абрамцево своих друзей — выдающихся русских художников. В Мамонтовский кружок входили: И. Е. Репин, В. М. Васнецов, В. Д. Поленов, В. А. Серов, К. А. Коровин, И. С. Остроухов, М. А. Врубель, М. В. Нестеров и другие.

      Горький писал о С. И. Мамонтове: «Мамонтов хорошо чувствовал талантливых людей, всю жизнь прожил среди них, многих, как Федор Шаляпин, Врубель, Виктор Васнецов — и не только этих,— поставил на ноги, да и сам был исключительно, завидно даровит».

     Значительную роль в этом кружке играла и жена Мамонтова — Елизавета Григорьевна. С ее портретов работы Репина и Васнецова па нас смотрит проницательным, ласковым взглядом обаятельная в своей простоте и задушевности русская женщина, сумевшая стать нравственным центром всего многочисленного кружка.

     Из переписки художника В. А. Серова видно, какое глубокое чувство вызывала в нем своей лаской и внимательностью Е. Г. Мамонтова. «Ты ведь знаешь, как я люблю Елиз(авету) Григорьевну), т. е. я влюблен в нее, ну как можно быть влюбленным в мать. Право, у меня две матери»,— писал он своей невесте О. Ф. Трубниковой 5 января 1887 года.

   М. В. Нестеров в своих воспоминаниях, помеченных 1918 годом, писал о Елизавете Григорьевне: «Какое счастливое сочетание большого ума и большого сердца! Какое редкое равновесие того и другого!..».

 

 

© Все материалы сайта принадлежат правообладателям.
Копирование материалов разрешено только с условием обязательного размещения гиперссылки.